Каталог аукциона

26 октября в аукционном доме «Литфонд» пройдут торги живописи, графики и декоративно-прикладного искусства. В каталоге аукциона 146 лотов, датируемых концом XVIII – началом XXI веков.

Гарри Файф (Файфермахер Гарри Семёнович) (1942–2002) «Компьютерная графика». 1997. Бумага, принт, 24,5×33,5 см (в свету). Под изображением авторское название, дата и подпись: «Компьютерная графика / 1997 г / Paris ». Архитектор, скульптор и инженер, один из создателей русского кинетизма. Окончил художественную студию под руководством А.Ф. Фойницкого. По рекомендации последнего поступил в Московский Архитектурный институт. В 1973-м году эмигрировал во Францию, где получил второе архитектурное образование. Учился у известных архитекторов: Рикардо Бофилла (Ricardo Bofill) и Поля Шеметова (Paul Chemetov). Открыв собственное архитектурное бюро, Файф построил более тридцати муниципальных домов в Париже и окрестностях, шумозащитные сооружения вдоль дорог, участвовал в художественных выставках по всему миру, от Японии до Америки. Его творческое кредо — синтез различных направлений: от конструктивизма и супрематизма до кинетизма и структурализма. Эстимейт: 1 руб.

Трошин Николай Степанович (1897–1990) «Натюрморт на красном сундуке». 1974. Холст, масло, 130×95 см. В левом нижнем углу авторская подпись и дата: «Н. Трошин / 1974». На обороте авторская надпись: «Н. Трошин / 1974 г. / Натюрморт / на красном сундуке / 130×95». Живописец, график. Учился в Пензенском художественном училище им. Н.Д. Селиверстова у И.С. Горюшкина-Сорокопудова, Н.Ф. Петрова (1913–1918), затем в Москве в мастерской И.И. Машкова (1918–1920). С 1918 года участник выставок. Режиссер и художник ряда спектаклей, работал над рекламными плакатами. Главный художник журнала «СССР на стройке». Персональные выставки Трошина проходили в Москве и других городах России. Его работы хранятся в ГТГ, ГРМ, Музее современной истории России, во многих региональных музеях. Эстимейт: 1 руб.

Шемякин Михаил Михайлович (род. 1943) «Театр». Конец 1970-х—начало 1980-х. Бумага, литография, 37×31 см (в свету). Без подписи. Живописец, график, скульптор, сценограф. Учился в средней художественной школе при Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина в Ленинграде, откуда в 1961 году был отчислен. В 1962 году в редакции журнала «Звезда» прошла первая выставка художника. В 1960-е годы работал такелажником в Государственном Эрмитаже, параллельно продолжая заниматься творчеством. В 1967 году в Новосибирске (Академгородок) была открыта обширная экспозиция работ Шемякина. В том же году стал одним из основателей группы «Санкт-Петербург», в соавторстве с философом В. Ивановым написал теорию «метафизического синтетизма». В 1971 году, после принудительного лечения в психиатрической больнице, лишен советского гражданства и выслан из страны. Жил в Париже. В 1974 году показал на выставке акварельный цикл «Петербургский карнавал», принесший известность в европейских и американских художественных кругах. В 1981 году переехал в Нью-Йорк. Избран действительным членом Нью-Йоркской Академии наук. В 1993 году удостоен Государственной премии Российской Федерации в области литературы и искусства, в 1994 году награжден французским орденом «Рыцарь искусства и литературы». Эстимейт: 1 руб.

Каталог аукциона

27 октября Аукционный дом «Литфонд» представит в отеле «Националь» уникальный аукцион «Собрание национального значения», в который войдут редчайшие книги, автографы, исторические бумаги и письма известных людей, фотографии, плакаты и открытки на общую сумму более 40 000 000 рублей.

Собственноручное письмо Натальи Николаевны Гончаровой — жены Александра Пушкина, адресованное Елизавете Федоровне Брискорн. Дат. 10 июля 1832 г. 4 с. 12,5×10 см. Небольшой надрыв по сгибу. Написано на русском и французском языках. К письму прилагается экспертное заключение РГБ за подписью доктора искусствоведения, академика, эксперта по культурным ценностям МК РФ Олега Ростиславовича Хромова. "Спасибо, мой ангел, моя сестрица, ты настоящий ангел. Вчера я получила твое письмо, и за него тебя благодарю тысячу раз. Уверяю тебя, что прежде, чем его прочесть, увидела только твою руку, без Матушки. И кровь моя застыла. Милый друг, если тебе еще раз удастся самой мне написать, постарайся сообщить, прежде всего, почему она сама не пишет. Твое письмо прекрасно, тысячу раз прекрасно, и ты показываешь, что у тебя веселый вид. Ох, моя сестрица, я тебя знаю, ты обманываешь, мой дружок, позволь мне сомневаться в этой очевидности; я вижу тебя с полными слез глазами в карете, едущей в Курск. Вообще когда речь идет о моей персоне, у тебя всегда в письмах улыбка. Бог так хочет, да будет так. Хи гри жутко страдает зубами, вчера мы ей поставили 7 пиявок. Сегодня ей еще нехорошо, она ходит, но задержится с отъездом до завтра. Выражаю свое фи мсье Шуклову, который лишил вас необходимых средств. Я напишу Агриппине, который я уже писала в ответ на ее очень любезное письмо, полное дружеских упреков, что я ее забыла. Впечатления от портретов вызывают сильные чувства, и я не могу на них смотреть, что не заплакать. Пишите мне всегда, не через Севск, потому что это идет 9 дней, а через Дмитриев, я туда отправляла все эти 8 дней два раза. Пересылаю тебе письмо Мадам Д(...), я знала, что ты не будешь сердиться, если я воспользуюсь твоими письмами, как ты мне разрешила; я очарована их иметь. Смотри, мой ангел, моя сестричка, сколько у тебя преимуществ перед твоей бедной сестрой. Не будем больше обо мне, скажу, что через несколько дней все невзгоды йдет и ты всегда останешься прелестной и особенно любимой. Ленковский приехал вчера, прекрасный мальчик в сей момент, он мне напоминает бледно-зеленое деревце. Через меня просит выразить свое почтение Матушке, так и тебе. Антонина тебе говорит: очень и очень кланяется и сей час, как будет готова шляпа, тут и перешлем. Хи гри не дала себя расцеловать, потому что вся мордочка распухла, и все зубы болят. Прощай, душка, надо еще Тетеньке писать и на почту пора посылать. Забыла, я получила письмо от Мити, он явно не в себе. Врун, я ему написала, что он врун, что Плевцов нам говорил обратное. Я тебя прошу, если у вас будут новости от моего брата, скажите мне, что он вам пишет. Прощай, моя сестричка, целую тебя миллион раз, пиши мне всегда как в этот раз, и я буду счастлива«. Из заключения: Письмо адресовано в Прилепу, в нем упоминаются города Севск, Дмитриев и Курск. В Курской губернии находился уездный город Дмитриев, недалеко от которого и располагалась усадьба «Прилепы». Хозяйкой усадьбы была Ольга Константиновна Брискорн (ум. 1836), у нее было две дочери: Ольга (1811-1852) и Елизавета (1810-1896). Елизавета была замужем за крупным государственным деятелем Александром Ираклиевичем Левшиным (1796-1879), который, в свою очередь, был знаком с Александром Пушкиным. Именно с Левшиным Пушкин консультировался при написании «Истории Пугачевского бунта» как с автором сочинений по истории уральского казачества. Семья Пушкиных и Брискорнов близко пересеклись в 1831-1832 гг., когда Пушкины снимали в доме О.К. Брискорн на Галерной улице в Петербурге квартиру. Таким образом, дом Брискорн вошел в историю пушкинианы как первая семейная квартира Пушкиных в Петербурге. В доме Брискорнов Гончарова ждала первого ребенка, дочь Машу, которую родила 19 мая 1832 года. Последние месяцы беременности она почти не выходила из дома. Судя по всему, именно в это время сблизились Наталья Николаевна и Елизавета Федоровна. Они были одного возраста, у них были общие знакомые. Именно знание домочадцев, симпатий, домашних и семейных дел автора и адресата явно ощущается в представленном письме, где упоминаются лица и имена, мимолетные знакомые, не оставившие след в пушкинистике. Пушкины общались с Брискорнами и позднее. Известно, что они посещали их имение «Пятая гора» под Петербургом. Знаком с семьей Брискорнов был и Дмитрий Гончаров (в письме — «Митя») — брат Натальи Николаевны. Биографы Пушкина склонны полагать, что Пушкин нашел квартиру Брискорнов на Галерной именно через Дмитрия Николаевича, который жил на той же улице. Письмо обладает коллекционной ценностью музейного уровня. Автограф Натальи Гончаровой на аукционных торгах в России представлен впервые. Эстимейт: 1 200 000 — 1 300 000 руб.

Фотография Антона Чехова и Исаака Левитана среди мужиков. С автографом Чехова. 1880-е гг. 24,3×19,5 см. На паспарту. На нижнем поле паспарту автограф: «На память о встрече А. Чехов 10/VI 89». В начале июня 1889 года Антон Павлович находился в городе Сумы, где снимал дачу у помещиков Линтваревых. Чехов и Левитан познакомились в конце 1870-х годов через старшего брата Антона Павловича, учившемся, где и Левитан, в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. С тех пор между писателем и художником завязалась крепкая дружба. В середине 1880-х годов Братья Чеховы и их сестра Маша снимали дачу в селе Бабкино на реке Истре у помещиков Киселевых. Антон, большой энтузиаст веселых дачных развлечений, уговорил и Левитана бросить его этюды в Саввиной слободе и ехать с Чеховыми в Бабкино. Боясь навязываться и почти не имея чем платить за жилье, Левитан поселился в соседней деревушке Максимовке, в маленьком доме пьющего горшечника. В Бабкино друзья провели три лета подряд. Возможно, фотография была сделана именно в этот период. Чехов в судьбе Левитана. [Статья] // artchive.ru Продажи автографов А.П. Чехова на аукционах «Литфонда»: № 25 — 3 600 000 руб. (письмо), № 25 — 1 700 000 руб. (автограф на «Пестрых рассказах», № 25 — 1 900 000 руб. (автограф на «Палате № 6»), № 25 — 3 500 000 руб. (автограф на первом томе «Собрания сочинений»". Эстимейт: 280 000 — 300 000 руб.

«16 рисунков Н. Гончаровой и М. Ларионова», «О новых системах в искусстве» Малевича и многое другое. 1. Экспрессионизм. Сборник статей / под ред. Е.М. Браудо и Н.Э. Радлова. Пг.; М.: ГИЗ, 1923. 236 с., ил. 18×13 см. 2. Марцинский. Метод экспрессионизма в живописи. Пб.: Academia, 1923. 1 л. фронт., 66 с., 12 л. ил. 22×16 см. Издательская обложка сохранена. Надрывы полей обложки. Потеки на верхних полях в начале блока. 3. Выставка картин Наталии Сергеевны Гончаровой. 1900-1913. СПб.: Художественное бюро Н.Е. Добычиной, 1914. 40 с., ил. 17×18 см. Издательская обложка сохранена. Загрязнения обложки. На внутренней стороне обложки бумажный ярлычок и следы от приклеенных газетных вырезок. Блок чистый. Вклеены пригласительный билет № 14 на выставку картин и пять газетных вырезок со статьями о выставке, вызвавшей сильнейший общественный резонанс. «(...) Пусть футуристка сколько угодно выставляет дамских портретов, кошек и проч. похожих на комоды и плевки, и пусть не касается своими грязными руками сюжетов религиозного почитания всего русского народа». С выставки полицией были убраны 12 картин (по другим данным — 22), подвергшихся «духовной цензуре», как оскорбляющие религиозные чувства посетителей. Большая редкость. Продажа листовки, посвященной обсуждению выставки: Аукцион «Литфонд» № 114 — 400 000 руб. 4. Малевич, К. О новых системах в искусстве. Статика и скорость. Установление А. Ниспровержение старого мира искусств да будет вычерчено на ваших ладонях. Витебск: Работа и издание Артели художественного труда при ВИТСВОМАСе, 1919. 32 с., 3 л. ил., схем. 23×18 см. Передняя часть издательской обложки работы Л. Лисицкого сохранена, реставрирована. Загрязнения обложки. «Конечно, многие будут думать, что это абсурд, но напрасно стоит только зажечь две спички и поставить в умывальник». Первый большой теоретический труд Казимира Малевича, являющийся лекциями автора, читанными в Народном художественном училище, существовавшем в Витебске под руководством Марка Шагала. Выход этой книги стал своего рода предтечей УНОВИСа, а витебские издания Малевича в целом нашли свое продолжение в издательской деятельности петроградской артели художников «Сегодня», организованной ученицей Малевича В. Ермолаевой. Брошюра была напечатана литографским способом учащимися училища, подмастерьями артели художественного труда при Витебских свободных мастерских под руководством Л. Лисицкого. Библиографическая редкость. Поляков, с. 222, 228. Продажи: Аукцион «Литфонд» № 40 — 360 000 руб. 5. Малевич, К.С. От Сезанна до Супрематизма. Критический очерк. [Пг.]: Издание Отдела изобр. искусств Наркомпроса, [1920]. 16 с. 17,5×11 см. Издательская обложка сохранена. Небольшие загрязнения обложки. Блок чистый. Книга состоит из нескольких больших фрагментов витебской книжки «О новых системах в искусстве», соединенных в самостоятельный текст. Продажи на одном из российский аукционов — 65 000 руб. 6. [Редчайшее издание русского авангарда] 16 рисунков Н. Гончаровой и М. Ларионова. [М., 1913]. 16 л. лит. 21×12,5 см. В издательской иллюстрированной папке. Загрязнения, небольшие надрывы бокового клапана. Папка наклеена на заднюю крышку переплета конволюта. Листы чистые, в хорошей сохранности, отличны друг от друга по размерам. И Ларионов, и Гончарова часто создавали станковые литографии, не связанные конкретно с той или иной книгой. Более того, литографии, созданные к определенной книге, легко изымались ими и впоследствии включались в другие сборники. Наиболее представительным сборником, где были объединены литографии обоих художников, стал описываемый альбом. В него включены листы, созданные ранее для книг Алексея Крученых. Число литографий, принадлежавших каждому из художников, варьировалось в разных экземплярах. О тираже сборника не сохранилось никаких сведений. Библиографическая редкость. Поляков № 36 — «Возможно, что он [альбом] вообще не существовал как тиражное издание». Продажа на одном из российских аукционов — 1 600 000 руб. Все книги в составном переплете сер. ХХ в. 24×18,5 см. Эстимейт: 950 000 — 1 000 000 руб.