[О делах в Академии и новых течениях в художественной жизни Петербурга] Письмо преподавателя Академии художеств В. Корминского к некоему Владимиру Васильевичу. [1913-1914]. Бумага, черные чернила. 3 л. 20,9×13,4 см.

«...Особенного ничего не написать, хотя есть несколько новых работ. После смерти Ционглинского у нас Мясоедов. Для живописи поставил натурщика весьма неплохо, в том классе, где прежде был Творожников <...>Был на „Мире искусства“. Мне все-же понравилась Яковлевская вещь, она по моему много обещает, и рисунки к ней по моему весьма удачные (деланные по 1/2 часа), затем мне понравилось: рис. Петр. Водкина „Натурщица“, Сапунова Цветы, вещь Судейкина; открыта выставка „Нового общества“, не помню, писал я Вам об ней или нет, там чудесные вещи Врубеля (2 полотна). Ужасен Кардовский со своим „Полтавским боем“ и все прочие, кроме вышеупомянутого Врубеля; К нам в класс вместе с Мясоедовым пришел раз Чистяков. Вот было интересно. Он все время без умолку говорил о Врубеле, Серове, Ционглинском. Говорил о том, что надо если рисовать — так в „телесном цвете“ держать, а если писать, то „как корова“ не мудрствуя. Передать в письме, что он говорил немыслимо, я даже не пытаюсь, увидимся все расскажу...».

В письме речь идет о художниках: Яне Ционглинском (1858-1912), Иване Мясоедове (1881-1953), Павле Чистякове (1832-1919). Упоминаются: А. Яковлев, К. Петров-Водкин, Н. Сапунов, С. Судейкин, Д. Кардовский, М. Врубель.

Эстимейт: 2 000 – 2 200 руб.