Пушкин, А.С. Сочинения. 3-е изд., испр. и доп., под ред. П.А. Ефремова. В 6 т. Т. 1-2. СПб.: Изд. Книгопрод. Я.А. Исакова, 1878-1881.

Т. 1: Стихотворения 1811-1824 годов; Руслан и Людмила; Кавказский пленник; Братья-разбойники; Бахчисарайский фонтан; Цыганы. III-VIII, 584 с.

Т. 2: Стихотворения 1825-1830 годов; Борис Годунов; Нулин; Полтава; Галуб; Домик в Коломне; Драматические произведения. [4], 448 c.

Т. 3: Стихотворения 1831-1836 годов. Евгений Онегин. Сказки. Песни западных славян. Русалка. Медный всадник. Анджело. [4], 492 с.

Т. 4: Произведения в прозе 1827-1835 годов. Романы, повести, отрывки из повестей и неоконченные рассказы. 4, 456 с.

Т. 5: Проза 1815-1837 годов. Критические, библиографические, полемические и исторические статьи и заметки; Дневники; Записки; Путешествие; Черновые тетради. 4, 544 с.

Т. 6: История Пугачевского бунта; Исторические материалы. 3-490, IV c.

21,7×16 см. В шести издательских коленкоровых переплетах с художественным тиснением. Мраморированные обрезы. Утрата одного листа текста и двух листов фронтисписа в первом томе, а также фронтисписа и карты в т. 6. Блоки преимущественно чистые, встречаются лисьи пятна.

Первое «ефремовское издание».

Как и все издания Пушкина до окончания действия авторских прав его семьи в 1887 году, имело небольшой тираж. После выхода второго посмертного собрания под ред. И.А. Анненкова (1855-1857), право печатания сочинений Пушкина перешло к книгоиздателю Я.А. Исакову, который выпустил три издания. Первое и второе — под ред. Г.Н. Геннади — были крайне неудачны (по этому поводу имеется известная эпиграмма С.А. Соболевского: «О жертва бедная двух адовых исчадий, тебя убил Дантес и издает Геннади»). Ефремов же к тому моменту уже подготовил для Исакова «Евгения Онегина» (1874). В марте 1877 г. между издателем и редактором было подписано соглашение, в котором Ефремов обязался «пересмотреть все шесть томов прежнего издания, исправить в них все пропуски и прочие ошибки, дополнить новыми материалами, помещенными в разных периодических изданиях и не вошедшими в прежние издания; затем собрать письма Пушкина, которые помещены были в повременных изданиях, в седьмой том или в дополнение к пятому, как будет для издания удобнее» , а также «наблюдать за печатанием издания до конца и читать вторую корректуру».

Что касается издания Анненкова, то тот еще относился к тому кругу публикаторов и исследователей Пушкина, которые лично знали если не самого поэта, то его родных и друзей, получали сведения о его жизни от непосредственных свидетелей и соучастников событий. Его отношение к Пушкину было глубоко личным и эмоциональным, и главной задачей его было донести до читателей свою любовь к поэту, создать ничем не омраченный образ, вызывающий восхищение. Ефремов принадлежал уже к другому поколению — он был, в первую очередь, библиографом и библиофилом, поэтому ему было важно донести до читателя все детали, какие удалось найти, все открытые им грани пушкинской личности и творчества, не стараясь что-то затушевать и «исправить». В этом отношении издания Ефремова оказались на переломе эпох в освоении пушкинского наследия: это был переход от изданий, исходящих из дружеского круга, увековечивающих память о поэте, к научному изучению его творчества.

Продажи на одном из московских аукционов — 1 800 у.е.

Эстимейт: 42 000 – 45 000 руб.