Собственноручное письмо Бориса Пастернака, адресованное Александру Георгиевичу Габричевскому и отправленное на дачу Максимилиана Волошина, а также первая книга переводов с комментариями и авторской правкой. 1929.

1. Письмо Бориса Пастернака, адресованное редактору Александру Георгиевичу Габричевскому и касающееся переводов Гете «Тайны» и «Посвящение» («Фауст»). Москва, 1929. 6 л. 21×13,5 см. В конверте, прошедшем почту. На конверте: «Крым. Коктебель. Дача М.А. Волошина Александру Георгиевичу Габричевскому».

«Глубоко уважаемый Александр Георгиевич! Пересылаю Вам перевод „Посвящение“ и „Тайн“ заблаговременно, чтобы успеть воспользоваться Вашими редакторскими замечаниями, буде в таковых окажется надобность. У меня не было экземпляра этой книжки, и за семь лет успел порядком позабыть перевод. Как он ни плох, он мне в общем ощущеньи представляется по воспоминаниям хуже, нежели показался теперь, когда я получил его по почте от Н.Н. Вильмонта и с ним почти что ознакомился в новом чтении (...). У меня к Вам огромная просьба. Не считайте себя (ни меня в равной мере) связанным фактом договоренности с Гизом. Денег я еще не получил. да если бы, между переписки, и успел получить то и это дела бы не изменило, потому что у меня с Гизом будут м.б. другие дела, и любую такую получку можно переписать с договора на другой. И вот, если бы переводы. по общей их концепции, Вас не удовлетворили, не только не таите от меня своей оценки, но и наперед верьте, что я разделяю даже и в том случае, если откажусь брать на себя дальнейшую отделку или перекройку переводов. (...)

Мы живем противоречьями, люди доискиваются квадратуры круга и изобретают perpetum mobile. И оба зная одинаково хорошо, мы оба работем при таком деле, Вы как редактор, я как переводчик. Перевод мой не может быть удачен, даже если бы случилось такое чудо, что он бы Вам понравился. Надо было только выбрать род неудачи из всех неизбежных родов. Я его выбрал.

Напишите мне пожалуйста все, что отметите и подумаете, не скрывая.

Адр. мой: Москва 19, Волхонка 14, кв. 9.

Передайте мой сердечный и задушевный привет Максимилиану Александровичу, и если успеете ответить из Коктебеля, напишите. как он живет и что делает. Крепко жму Вашу руку.

Ваш Б. Пастернак».

Гете, И.В. Тайны / пер. Б.Л. Пастернака, обл. В.П. Третьякова. М.: Современник, 1922. 32 с. 23,5×16,5 см. В издательской обложке. Марка и обложка работы В.П. Третьякова. В хорошей сохранности.

Первая книга переводов Бориса Пастернака. Экземпляр с многочисленной правкой переводчика.

Часть правок была внесена в последующие редакции. Однако, мы встречаем множество мест в тексте, которыми Пастернак был недоволен и в которые вносил изменения, не нашедшие отражения в последующих изданиях.

В печатных изданиях читаем:

Девиза щит лишен, приобретая,

Тем больший смысл под плотной оболочкой.

Смеркается. Он все еще пред зданьем,

Сраженный молчаливым назиданьем.

Правка:

Девиза нет и, ясность отметая,

[зачеркнутая строка]

Смеркается. Он все еще пред зданьем,

Сраженный молчаливым назиданьем.

Пример учтенных в последующих редакциях изменений:

Первая редакция 1922 г.:

Животворящий ток его пронзает.

Он видит крест. Он взор земле снижает.

В дальнейшем эти строки печатались с учетом правки автора:

Животворящий ток его пронзает.

Он видит крест и взоры потупляет.

Лот обладает научной, исторической и коллекционной ценностью музейного уровня.

Эстимейт: 800 000 – 900 000 руб.
Цена продажи: 1 550 000 руб.