«Вся Цветаева». Полная коллекция изданий, вышедших из печати при жизни Марины Ивановны Цветаевой.

Успех первых малотиражных и ныне редчайших книг сменился забвением после выезда Цветаевой за границу в 1922 году, где стихи ее в эмигрантской среде признания так и не получили. По страшному стечению обстоятельств, за рубежом творчество Марины Ивановны популярностью не пользовалось, изданные сборники дохода не приносили, вследствие чего семья ее много лет жила впроголодь. На родине стихи не печатали, и, более того, безжалостно запрещали и изымали уже отпечатанные издания. «Там» и Цветаеву, и ее мужа, Сергея Эфрона, считали завербованными агентами НКВД, «здесь» — белогвардейцами.

Берлинские «Царь-девица», «Разлука» и «Ремесло» содержались в спецхранах в качестве «эмигрантских», «белогвардейских», что предписывалось различными главлитовскими приказами и распоряжениями. Разумеется, без всяких оговорок запрету подлежали все «чисто эмигрантские» издания, как и вообще все зарубежные. Например, ленинградский КГБ запросил Леноблгорлит: является ли «антисоветской» книга Цветаевой «Проза», вышедшая в Нью-Йорке в 1979 году с предисловием Иосифа Бродского. Получен был такой ответ: «„Проза“ Марины Цветаевой — специально подобранные воспоминания об эмигрантской жизни, о неприятии Советской власти, нападки на Советское государство. Книга в СССР не издавалась и распространению не подлежит».

Последняя «доэмигрантская» книга изъята была в 1931 году по линии Книгоцентра, разославшего циркуляр-акт № 113 от 03.08.1931: «Всей сети. С получением сего изъять из продажи и списать в макулатуру книгу Цветаевой М. Версты. М.: Гос. изд., 1922. Основание: служебная записка 3 525. Зав. Книгоцентром Коссаковский».

Первые робкие попытки познакомить советского читателя с творчеством великого поэта предпринимаются только во время хрущевской оттепели. Однако, вплоть до 1990-х годов читатели могли в полной мере оценить талант Марины Ивановны Цветаевой лишь имея допуск к зарубежным изданиям стихотворений и прозы.

Все без исключения прижизненные книги Марины Цветаевой можно отнести к числу редких, а некоторые — категорически не находимых на антикварном рынке.

1. [Первая книга]. Вечерний альбом. Стихи. М.: Тип. т-ва А.И. Мамонтова, 1910. 2, 225 с. 16,5×12,5 см. Во владельческом коленкоровом переплете первой четверти ХХ в., в футляре. Владельческая надпись на переднем форзаце. Редкие карандашные пометы в тексте. Блок чистый. Экземпляр с широкими полями. Книга издана тиражом 500 экземпляров на средства Цветаевой.

Охлопков, с. 186, См.-Сок. № 2981.

2. Волшебный фонарь. Вторая книга стихов. М.: Оле-Лукойе, 1912. 148 с. 9×12 см. В издательском бархатном переплете эпохи, в футляре. Потертости переплета. Форзацы бумаги растительного орнамента. Уголок форзаца 1б реставрирован. На листе посвящения владельческая надпись В. Киреевской. Книга издана тиражом 500 экземпляров.

3. Из двух книг. М.: Оле-Лукойе, 1913. 60 с. 20×13,5 см. В издательской обложке. Корешок реставрирован. Из верхнего поля первого пустого листа вырезана дарственная надпись, лист подклеен по полю бумагой. Блок чистый.

4. Версты. Стихи / обл. П. Павлинова. М.: Костры, 1921. 56 с. 13,5×9,5 см. В составном владельческом переплете ХХ в. Издательская обложка сохранена под переплетом. С оборотной стороны передней части обложки экслибрис известного собирателя Аркадия Луценко. Владельческая надпись на титульном листе (дат. 1922 г.). Несколько чернильных правок в тексте, сделанных рукой самой Марины Цветаевой : известно, что автор, после выхода тиража, за одну ночь собственноручно исправила ошибки, допущенные при печати книги. Издание отсутствовало в собрании Лесмана.

5. Версты. Стихи / обл. П. Павлинова. 2-е изд. М.: Костры, 1922 (обл. 1921). 56 с. 16×12 см. В издательской обложке. Корешок реставрирован. Блок чистый. Издание отсутствовало в собрании Розанова.

6. Версты. Стихи / обл. Н. Вышеславцева. Вып. 1 [и единств.]. М.: Гиз, 1922. 122 с. 17,5×13,5 см. В издательской обложке. Корешок реставрирован. Блок чистый. Редкие карандашные пометы в тексте. Изъятое, запрещенное к обращению и списанное в макулатуру издание.

Блюм. Запрещенные книги, после № 491.

7. Конец Казановы. Драматический этюд / обл. О.С. Соловьевой. М.: Созвездие, 1922. 80 с. 14×10 см. В издательской обложке. Надрывы полей обложки, поперечные разломы корешка. Блок чистый. Несколько тетрадей выпадают из блока.

8. Царь-девица. Поэма-сказка / рис. и обл. Д. Митрохина. М.: Гиз, 1922. 159 с. 18×13 см. В издательской иллюстрированной обложке. Небольшие надрывы полей обложки. Блок чистый.

9. Царь-девица. Поэма-сказка / обл. и украшения Л.Е. Чириковой. Пб.; Берлин: Эпоха, 1922. 160 с. 19×12,5 см. В издательской иллюстрированной обложке. Небольшие надрывы полей обложки. Издание в очень хорошей сохранности.

Запрещенное и изъятое из обращения в СССР издание. Книга отсутствовала в собрании Розанова.

Издание оформлено художницей Людмилой Евгеньевной Чириковой, эмигрировавшей в 1920 году.

О своем знакомстве с Цветаевой Чирикова писала: «Меня судьба столкнула с Мариной Цветаевой в 1922 году в Берлине. Я приехала туда из Египта, где провела два года в Каире после бегства из России. Мне посчастливилось тогда сотрудничать (в частности — заниматься графикой) с моим учителем, художником Билибиным. В Берлине в эти годы русская литературная жизнь была очень оживлена, было много русских издательств, выходили газеты, несколько журналов. Я сразу включилась в работу делать обложки и шрифты для издательств. В том числе я сделала цветную обложку и заставки для поэмы М. Цветаевой, „Царь-Девица“. Мне кажется, сблизило нас с Цветаевой одинаковое мироощущение, что кругом все не так, как нужно, нереально, а значит, есть что-то другое, настоящее».

10. Разлука. Книга стихов / обл. А. Арнштама. М.; Берлин: Геликон, 1922. 38 с. 15,5×12 см. Неразрезанный экземпляр в издательском картонажном переплете. Корешок подклеен бумагой. На листе издательской марки польский книготорговый штамп. Запрещенное и изъятое из обращения в СССР издание.

Стихи сборника «Разлука» написаны в Москве и обращены к мужу, Сергею Эфрону, о судьбе которого после поражения Добровольческой армии Цветаева не имела достоверных сведений. «Стихи, которые трудно писать, и немыслимо читать». После поражения Белого движения Эфрон оказался в Праге. Бывший белый офицер не мог вернуться в Москву, и Марине Ивановне другого выхода не оставалось, кроме как ехать к мужу в Прагу...

«Разлука» была выпущена по просьбе Эренбурга Абрамом Вишняком — основателем издательства «Геликон», который бесконечно восхищался творчеством Цветаевой. Позднее, уже по его инициативе, был издан сборник «Ремесло». В какой-то момент у Марины Ивановны и Вишняка возникла кратковременная любовная связь, вдохновившая Цветаеву на работу над «Флорентийскими ночами».

11. Стихи к Блоку / обл. А. Арнштама. Берлин: Огоньки, 1922. 47 с. 13×10 см. В издательской обложке. Небольшие загрязнения обложки, незначительные надрывы полей. Ошибка в пагинации: после с. 23 следует с. 26 (шмуц). На странице издательской марки владельческая надпись. Блок чистый.

12. Психея: Романтика. Берлин: Издание З.И. Гржебина, 1923. 114 с. 15,5×11 см. В издательской обложке. Корешок реставрирован. Блок чистый. Издание отсутствовало в собрании Розанова. На антикварном рынке практически не встречается.

13. Ремесло. Книга стихов. М.; Берлин: Геликон, 1923. 166 с. 17,5×10,5 см. В издательской обложке. Надрыв передней части обложки, утрата фрагмента корешка. Часть корешка и задняя часть обложки восстановлены. На первом пустом листе владельческая надпись известной поэтессы русского зарубежья Ольги Анстей (1912-1985), жены писателя Ивана Елагина. Чернильная правка в оглавлении. Запрещенное и изъятое из обращения в СССР издание. Книга отсутствовала в собрании Розанова.

14. Молодец. Сказка / обл. Н. Исцеленова. Прага: Пламя, 1924. 105 с. 18×13 см. В издательской иллюстрированной обложке: сохранена оригинальная передняя часть, корешок и задняя часть обложки восстановлены. Аккуратная реставрация полей нескольких первых и последних страниц. После титульного листа вклеен лист с ярлычком: «Борису Пастернаку — „за игру за твою великую, за утехи твои за нежные...“». На обороте первого шмуцтитула владельческая надпись. Блок чистый. Книга издана тиражом 425 экземпляров. Одна из самых малотиражных книг Цветаевой. Издание отсутствовало в собрании Розанова.

15. [Последнее прижизненное издание]. После России. 1922-1925. Париж, 1928. 162 с. 19×12 см. В издательской обложке. На обложке владельческая надпись, незначительный надрыв корешка. Блок чистый. Издание в отличной сохранности. Книга издана тиражом 500 экземпляров, из которых первые 100 не для продажи.

В книге собраны 160 стихотворений, написанных в первые годы эмиграции. Идея сборника возникла задолго до его выхода. Еще в апреле 1924 года Цветаева просила Р. Гуля переговорить с председателем Госиздата о возможности издания в России этой книги. «Книга за два года (1922-1924) — все, написанное за границей. Политического стихотворения ни одного». Однако, судя по всему, одобрения эта идея не получила и книга вышла в Париже спустя четыре года после замысла за счет средств, собранных по подписке.

Редкие издания с публикациями поэтессы.

16. [Первая публикация «Поэмы конца»]. Ковчег. Сборник Союза русских писателей в Чехословакии / под ред. Вал. Булгакова, С. Завадского, Марины Цветаевой. Вып. 1 [и единств.]. Прага, 1926. [6], 248 с. 18×13 см. В издательской иллюстрированной обложке. Надрывы полей обложки. Блок чистый.

В сборнике впервые опубликована «Поэма конца» Марины Цветаевой, а также произведения С. Эфрона, А. Аверченко, Вал. Булгакова и других.

17. [Первая публикация «Повести о Сонечке»]. Русские записки. Общественно-политический и литературный журнал. III. Б.м., 1938. 308 с. 22,5×15 см. Во владельческом составном полукожаном переплете ХХ в. Передняя часть издательской обложки сохранена под переплетом. «Мытые» с. 1-4, 307-308.

Кроме «Повести о Сонечке» Марины Цветаевой, издание содержит ее «Стихи о границе», «Стихи к Сонечке», публикации З. Гиппиус, Льва Шестова, Д. Мережковского и других.

18. Лебединый стан. Стихи 1917-1921 гг. / пред. Г.П. Струве; вступ. ст. Ю.П. Иваска. Мюнхен, 1957. 64 с. 20,5×14,5 см. В издательской обложке. В отличной сохранности.

Стихи о «Белой Гвардии» написаны Цветаевой в 1917-1920 годах и посвящены мужу, Сергею Эфрону, добровольцу, участнику Ледяного похода. К концу 1921 года Цветаева объединила их в сборник «Лебединый стан». Уезжая в 1922 году из России Марина Ивановна везла подготовленную к изданию рукопись с собой. Судьба книги оказалась драматичной: при жизни сборник так и не был напечатан.

В июне 1923 года в надежде найти издателя Цветаева просит Р. Гуля поместить в журнале «Новая русская книга» объявление о подготовленных ею к печати сборниках, среди которых был перечислен и «Лебединый стан» (с пометкой: «белые стихи»). В декабре 1924 года она пишет Струве: "Обращаюсь к вам за советом: у меня до сих пор не издана книга так называемых "контр-революционных"стихов, — все нашли издателей, кроме этой«.

В 1938 году при встречах с Ю.П. Иваском Цветаева упоминает о своем архиве, предлагая передать собеседнику «некоторые материалы» перед своим отъездом в Москву. Иваск отказывается, мотивируя это тем, что вот-вот грянет война и советует передать архив профессору Базельского университета Елизавете Малер. Так Цветаева и поступила.

Когда архив был каталогизирован и вошел в состав Базельской библиотеки, началась Война. Только в 1956 году приехавший в Базель Струве при встрече с Малер просит ее о фотокопии «Лебединого стана» и поэмы «Перекоп». Вначале он собирался издать оба эти произведения, но впоследствии, в интересах еще проживавшей в СССР дочери поэта, Анастасии, отказался от печати «Перекопа» и выпустил в Мюнхене только «Лебединый стан». Широкому кругу читателей стихи сборника стали доступны через 70 лет после их создания.

Блюм. Запрещенные книги № 489-491, Турчинский, с. 571, Розанов № 4230-4239, Лесман № 2433-2443, Тамиздат № 89-91.

Эстимейт: 4 500 000 – 5 000 000 руб.
Цена продажи: 8 000 000 руб.