Собственноручное письмо Натальи Николаевны Гончаровой — жены Александра Пушкина, адресованное Елизавете Федоровне Брискорн. Дат. 10 июля 1832 г. Бумага, орешковые чернила. 4 с. 12,5×10 см. Небольшой надрыв по сгибу. Написано на русском и французском языках.

"Спасибо, мой ангел, моя сестрица, ты настоящий ангел. Вчера я получила твое письмо, и за него тебя благодарю тысячу раз. Уверяю тебя, что прежде, чем его прочесть, увидела только твою руку, без Матушки. И кровь моя застыла. Милый друг, если тебе еще раз удастся самой мне написать, постарайся сообщить, прежде всего, почему она сама не пишет. Твое письмо прекрасно, тысячу раз прекрасно, и ты показываешь, что у тебя веселый вид. Ох, моя сестрица, я тебя знаю, ты обманываешь, мой дружок, позволь мне сомневаться в этой очевидности; я вижу тебя с полными слез глазами в карете, едущей в Курск. Вообще когда речь идет о моей персоне, у тебя всегда в письмах улыбка. Бог так хочет, да будет так. Хи гри жутко страдает зубами, вчера мы ей поставили 7 пиявок. Сегодня ей еще нехорошо, она ходит, но задержится с отъездом до завтра. Выражаю свое фи мсье Шуклову, который лишил вас необходимых средств. Я напишу Агриппине, которой я уже писала в ответ на ее очень любезное письмо, полное дружеских упреков, что я ее забыла. Впечатления от портретов вызывают сильные чувства, и я не могу на них смотреть, что не заплакать. Пишите мне всегда, не через Севск, потому что это идет 9 дней, а через Дмитриев, я туда отправляла все эти 8 дней два раза. Пересылаю тебе письмо Мадам Д(...), я знала, что ты не будешь сердиться, если я воспользуюсь твоими письмами, как ты мне разрешила; я очарована их иметь. Смотри, мой ангел, моя сестричка, сколько у тебя преимуществ перед твоей бедной сестрой. Не будем больше обо мне, скажу, что через несколько дней все невзгоды уйдут и ты всегда останешься прелестной и особенно любимой. Ленковский приехал вчера, прекрасный мальчик в сей момент, он мне напоминает бледно-зеленое деревце. Через меня просит выразить свое почтение Матушке, так и тебе. Антонина тебе говорит: очень и очень кланяется и сей час, как будет готова шляпа, тут и перешлем. Хи гри не дала себя расцеловать, потому что вся мордочка распухла, и все зубы болят. Прощай, душка, надо еще Тетеньке писать и на почту пора посылать. Забыла, я получила письмо от Мити, он явно не в себе. Врун, я ему написала, что он врун, что Плевцов нам говорил обратное. Я тебя прошу, если у вас будут новости от моего брата, скажите мне, что он вам пишет. Прощай, моя сестричка, целую тебя миллион раз, пиши мне всегда как в этот раз, и я буду счастлива«.

К письму прилагается экспертное заключение РГБ за подписью доктора искусствоведения, академика, эксперта по культурным ценностям МК РФ О.Р. Хромова.

Письмо адресовано в Прилепу, в нем упоминаются города Севск, Дмитриев и Курск. В Курской губернии находился уездный город Дмитриев, недалеко от которого и располагалась усадьба «Прилепы». Хозяйкой усадьбы была Ольга Константиновна Брискорн (ум. 1836), у нее было две дочери: Ольга (1811-1852) и Елизавета (1810-1896). Елизавета была замужем за крупным государственным деятелем Александром Ираклиевичем Левшиным (1796-1879), который, в свою очередь, был знаком с Александром Пушкиным. Именно с Левшиным Пушкин консультировался при написании «Истории Пугачевского бунта» как с автором сочинений по истории уральского казачества.

Семья Пушкиных и Брискорнов близко пересеклись в 1831-1832 гг., когда Пушкины снимали в доме О.К. Брискорн на Галерной улице в Петербурге квартиру. Таким образом, дом Брискорн вошел в историю пушкинианы как первая семейная квартира Пушкиных в Петербурге. В доме Брискорнов Гончарова ждала первого ребенка, дочь Машу, которую родила 19 мая 1832 года. Последние месяцы беременности она почти не выходила из дома. Судя по всему, именно в это время сблизились Наталья Николаевна и Елизавета Федоровна. Они были одного возраста, у них были общие знакомые. Именно знание домочадцев, симпатий, домашних и семейных дел автора и адресата явно ощущается в представленном письме, где упоминаются лица и имена, мимолетные знакомые, не оставившие след в пушкинистике.

Пушкины общались с Брискорнами и позднее. Известно, что они посещали их имение «Пятая гора» под Петербургом. Знаком с семьей Брискорнов был и Дмитрий Гончаров (в письме — «Митя») — брат Натальи Николаевны. Биографы Пушкина склонны полагать, что Пушкин нашел квартиру Брискорнов на Галерной именно через Дмитрия Николаевича, который жил на той же улице.

Вывод экспертного заключения: «Представленное для экспертного заключения письмо принадлежит руке Н.Н. Пушкиной (Гончаровой)».

Письмо обладает коллекционной ценностью музейного уровня. Автограф Натальи Николаевны Гончаровой-Пушкиной-Ланской на аукционных торгах в России представлен впервые.

Эстимейт: 700 000 – 750 000 руб.