[Один из десяти спасенных экземпляров] Жадовский, П. Житейские сцены. М.: Тип. С. Селивановского, 1859. 6, 432 с. 22,5×14 см. Во владельческом полукожаном переплете эпохи. Потертости переплета. На корешке суперэкслибрис «Ф.С.». Лисьи пятна.

Рукопись книги была просмотрена в 1858 г. цензором Московского цензурного комитета Гиляровым-Платоновым. Найдя в ней несколько мест, противоречащих цензурным правилам «отношения крепостного права выставлены были здесь в самых мрачных красках», цензор отчеркнул эти места, а остальное скрепил по листам и подписал обычное цензурное дозволение к печати. Когда отпечатанная книга вместе с оригиналом рукописи была представлена цензору для подписания билета на выпуск в свет, цензор заметил, что почти все листы, на которых им сделаны были цензурные отметки, из рукописи вырезаны, а на их место вставлены другие, вновь написанные листы, и почерк цензора подделан. Об этом подлоге цензор довел до сведения цензурного комитета, по распоряжению которого 1196 экземпляров были задержаны.

Дело о подлоге было передано московскому оберполицмейстеру, а затем в Уголовную палату. Решением Уголовной палаты, утвержденном Сенатом 1 марта 1865 года, и генерал-губернатором, определено: «Жадовского в допущении заведомой подделки скрепы цензора в своем рукописном сочинении оставить в подозрении». Арестованные экземпляры книги хранились в кладовой цензурного комитета. В апреле 1866 г. Главное управление по делам печати предложило Московскому цензурному комитету выслать 10 экземпляров «на случай необходимых справок», остальные же экземпляры уничтожить, что было исполнено 11 мая 1866 года.

В целом, книга изобилует лучшими сюжетами в стиле Гоголя и Салтыкова-Щедрина:

«Придет бывало частный пристав, угостишь его чайком с ромом, да эдак тихонько в руку и сунешь рубликов десять, он и не подумает спросить о чем-нибудь таком, что эдак за душу хватает...».

«- Да попу ведь нужно заплатить, а у меня нет денег, ни гроша нет! Я в последнее время совсем разорился. Как ты думаешь, Антипушка?

— Чего тут думать, дело обыкновенное, отвечал почесываясь Антип, попы даром не ходят, все рубля три меди надо приготовить».

«Странные слухи носились в Беристоле: говорили, что полиция была подкуплена, что злодеи скрылись от преследования, поделившись краденым сокровищем».

Павел Валерианович Жадовский (1825-1891) — поэт, очеркист, брат поэтессы Юлии Жадовской. Как поэт дебютировал в конце 1840-х годов, печатался в периодике, издал несколько сборников стихотворений, «Отрывки из воспоминаний о Крыме 1855 и 1856 гг.» и «На бастионах Севастополя».

«Житейские сцены» — характерный памятник обличительной литературы конца 1850-х годов, в котором изображен уездный город «Беристоль», сконцентрировавший пороки российской жизни: самодурство чиновников, злоупотребления, взятничество и проч.

Добровольский № 26, Минцлов «Редчайшие книги» № 74, Бурцев № 695 —

«Издание в продажу не поступало», Остроглазов, с. 437 — «Редкость. Запрещена» , СК Запрещенной печати XIX в. № 571 — «Уничтожено 1186 экз.» , Геннади, с. 142, Русские писатели 1800-1917, т. 2, с. 253 — «Весь тираж книги, за исключением 10 экземпляров, был уничтожен».

Эстимейт: 450 000 – 480 000 руб.
Цена: 3 000 000 руб.