[Зданевич, И., Ларионов, М. Манифест «Почему мы раскрашиваемся». Первая публикация] Аргус. Ежемесячный иллюстрированный художественный и литературный журнал. Рождественский номер. (№ 12 за 1913 год). [СПб.], 1913. XVI, 138 с., 2 л. ил. 25×17 см. В издательской иллюстрированной обложке. В очень хорошей сохранности. В блок вплетен бланк на денежный почтовый перевод в адрес Т-ва А.Ф. Маркс.

В номере впервые опубликован манифест Михаила Ларионова и Ильи Зданевича «Почему мы раскрашиваемся».

Частная жизнь и поведение Натальи Гончаровой были раскрепощены до степени, дозволенной в те времена разве что актрисам и цыганкам. Стремление художницы стать живым артефактом самым явным образом прослеживается в ее пристальном интересе к практике раскрашивания лица и тела. Она раскрашивалась и выходила в таком виде на публику на вечерах в московских кабаре «Розовый фонарь» и «Кабак тринадцати». Гончарова и ее друзья использовали «боди арт» и в повседневной жизни, и в самом театре. В 1912-1913 гг. они прогуливались с разрисованными лицами по Кузнецкому мосту и Петровке в Москве — по тому району центра, где функционировали модные магазины произведений искусства и почтенные частные галереи живописи.

Гончарова, Ларионов и их футуристическая компания предпочитали украшать свои лица абстрактным, причудливым рисунком: геометрическими фигурами, буквами алфавита или изображениями свиней и птиц. Особенно Гончарова любила таинственные заклинания и магические жесты.

В манифесте были помещены образцы раскраски для щек и женской груди и фотографии авторов манифеста и Н. Гончаровой с раскрашенными лицами. Весной 1914 года с принципами этой футуристической моды смог познакомиться и Петербург. 10 апреля в кабаре «Бродячая собака» Илья Зданевич прочел доклад «Раскраска лица», вызвавший многочисленные отклики в прессе.

Прогулки с раскрашенными лицами по Москве, выступление в кабаре «Розовый фонарь», повлекшие за собой крупный скандал, манифест в журнале «Аргус» и доклад Зданевича широко распространили эту новую моду.

Боулт, Дж. Наталья Гончарова и футуристический театр. М.: Языки русской культуры, 2000.

Эстимейт: 50 000 – 55 000 руб.
Цена: 180 000 руб.