Эйзенштейн, С.М. Собственноручные записи обсуждения фильма «Иван Грозный» с рисунками режиссера на полях. [1944]. Бумага, карандаш. 10 л. 22,3×14,8 см. Записи сделаны на бланках киностудии «Мосфильм». На каждом листе штамп Музея истории кино при ВГИКе с перечеркнутым инвентарным номером.

— «Глубина экрана решена исключительно. Глубина человека нет. Профиль Черкасова не интересен».
 «Хотел бы чтобы это было провалом».
 «Актеры не взволновали так, как взволновал Э.».
 «Не хватает живого человека на экране».
 «Речь Ивана. Тише и спокойнее. Нет шепота: кричит о своих секретных планах».
 «Между гробом и Алекс. слободой надо перебивки».

К запискам прилагается письмо с конвертом от режиссера Вадима Васильевича Костроменко от 24 марта 1963 г. к коллекционеру Н.А. Никифорову, объясняющее происхождение записок Сергея Эйзенштейна: «Уважаемый Николай Алексеевич! <...>Наконец я в Одессе и с удовольствием исполняю данное Вам слово. Эти листки — записи Сергея Михайловича Эйзенштейна во время обсуждения, очевидно Художественным советом (судя по составу выступающих), первую серию „Ивана Грозного“, примерно в 20-х числах октября 1944 года. Его же руке принадлежат и зарисовки. <...>В 1952 году во Всесоюзном Гос. Ин-те кинематографии (ВГИК) в музее истории кино продолжая и развивая кампанию по искоренению космополитов, выбрасывали и уничтожали много всяческих материалов. Мне удалось вынуть из мусорного ящика приготовленные к сожжению эти листки. Вот почему на них штампы музея и вот почему они не в музее, а у меня. Прошу Вас теперь принять их у меня...».

Провенанс: из собрания Николая Алексеевича Никифорова-Бурлюка (1914-2003), известного тамбовского коллекционера и краеведа, большого почитателя творчества Давида Бурлюка и любителя русской литературы и искусства.

Эстимейт: 110 000 – 120 000 руб.
Цена: 180 000 руб.