Солнце нашей поэзии закатилось…


[Солнце нашей поэзии закатилось...] Посмертная маска поэта Александра Сергеевича Пушкина. 1890-е гг.(?). Гипс, металл. 21×15×7,5 см. В хорошем состоянии; микросколы на кончике носа, верхней губе и подбородке. Скорее всего, экземпляр маски происходит из тиража, изготовленного парижским коллекционером А.Ф. Онегиным по просьбе ректора Киевского Императорского университета Св. Владимира Ф.Я. Фортинского при содействии профессора университета В.А. Удинцева. Величайшая редкость. Представляет коллекционную ценность музейного уровня.

Изготовление маски производилось под наблюдением скульптора С.И. Гальберга. Мария Каменская, дочь графа Ф.П. Толстого, в описании своей встречи с Плетнёвым в день смерти Пушкина свидетельствует, что непосредственно снятием маски занимался формовщик-литейщик Балин, которого пригласил ее отец.

Наибольшую ценность представляют маски первого отлива, изготовленные непосредственно с отпечатка лица в гипсе. Из письма Н.И. Любимова к М.П. Погодину от 22 февраля 1837 года известно, что таких копий было изготовлено не более 15, все они были заказаны В.А. Жуковским и вскоре розданы. Достоверно известно местонахождение лишь четырёх масок первого отлива.

В 1898 году профессор Киевского Императорского университета св. Владимира В.А. Удинцев познакомился в Париже с коллекционером А.Ф. Онегиным. Онегин сообщил, что у него находится одна из посмертных масок Пушкина, с которой воспроизведены копии. Удинцев, вернувшись в Киев, 21 августа 1898 г. написал заявление в Правление университета с предложением обратиться к коллекционеру с просьбой пожертвовать одну маску поэта Университету св. Владимира, и 3 сентября в Париж было отправлено письмо. Ответ Онегина на имя ректора Ф. Я. Фортинского пришёл в апреле следующего года: «Многоуважаемый Фёдор Яковлевич! Сегодня 2 (14) апреля отправил я большою скоростью на Ваше имя — в Университет — большой ящик [...] с 17-ю масками с лица А.С. Пушкина. Отправил его именно к Вам, как к первому из обратившихся ко мне с заявлением желания получить маску Пушкина для вверенного Вам Университета...».

Одним из отличий масок первого и «онегинского» отлива является одна важная деталь, которая четко видна лишь на оригинальных экземплярах посмертной маски поэта. Она относится к техническим просчетам П. Балина: в процессе изготовления формы он местами неудачно заливал и распределял гипс по лицу покойного. В результате произошло придавливание кончика носа, что привело при отверждении гипса к частичному защемлению его правой части. В отлитой маске нос приобрел «восточную» орлиную форму, а сбоку на его кончике образовалась маленькая складка. А, например, в маске из московского Музея Пушкина помимо прочих отличий от копий первого отлива, стерлась характерная фактура кожи лица и практически исчезла складка кожи на кончике носа, а его «восточная» форма осталась. В нашем экземпляре правая часть носа осталась придавленной, однако складка на кончике носа отсутствует.


Опубликовано 15 октября 2020 года


Ближайшие аукционы